Кейс Кристиансе: Мастер-план даёт новые возможности

ПРОЕКТ РОССИЯ Каким образом вы получили заказ на мастер-план Перми, как долго над ним работали, сколько в этой работе участвовало человек?

Кейс Кристиансе Нас рекомендовал профессор Роберт Тавенор, руководитель городских программ Лондонской школы экономики, магистратуре которой сенатор Сергей Гордеев предоставлял исследовательские гранты. Сенатор Гордеев пригласил нас посетить Пермь, где мы познакомились с губернатором Олегом Чиркуновым и мэром города Игорем Шубиным. Потом мы вместе посетили район Хафен-сити в Гамбурге, мастер-планирование которого вел КСАР. После чего нам было предложено заняться урбанистическим развитием Перми.

Мы собрали команду, объединившую урбанистов, архитекторов, ландшафтных архитекторов и дизайнеров общественных пространств, специалистов по наследию, инженеров-транспортников и др. Мы работаем над этой темой в течение уже полутора лет. Ею постоянно занимаются в среднем 10-15 человек, представителей разных компаний. Если же считать специалистов, которых мы привлекали в различные «горячие» периоды, то в целом число работающих над этим проектом составляет 85 человек.

ПР  До какой степени вы смогли вникнуть в российские законы, строительные нормы и правила, устоявшуюся практику?

КК У нас в штате есть несколько русских сотрудников. Также мы находимся в плотном контакте со специалистами в области российского градостроительства — например, с Константином Трутневым из московского Института экономики города и Андреем Головиным, руководителем МАУ «Бюро городских проектов». Оба они сейчас координируют разработку генплана, основанного на Стратегическом мастер-плане (СМП).

С другой стороны, мы постоянно обменивались информацией с различными специалистами из Перми. Это не только помогло нам вникнуть в местные регламенты, но и сформулировать необходимые дополнения и уточнения к ним. Внесение этих дополнений и уточнений, конечно, уже дело местных властей, они должны быть поддержаны ими.

ПР Мастер-план напоминает нам прекрасно известную концепцию развития центра объединенного Берлина Ханса Штимана — так называемые шварцпланы (см. подробно Пi3.- Ред.). В свое время эта концепция была раскритикована многими «прогрессивными» архитекторами за свой консерватизм, пост- или антимодернистский характер. Одним из таких критиков, насколько я помню, был Рем Колхаас — ваш бывший коллега по ОМА. Можем ли мы рассматривать СМП как ваш вклад в современную архитектурную полемику, или же вы считаете, что постмодернизм в градостроительстве утвердился уже неоспоримо?

КК Позитивный момент, связанный с Planwerk Innenstadt [1], заключается в том, что в результате его осуществления удалось лучше артикулировать и консолидировать сеть берлинских улиц и общественных пространств. В этом большая заслуга данного проекта. Отрицательным же его качеством является определенный догматизм, отражающийся в навязывании «каменной» архитектуры, домов традиционных форм, единого архитектурного языка, узкого круга типологий, замкнутых по периметру кварталов и строгих высотных ограничений. Planwerk в этом смысле стал скорее «сдерживающим корсетом», нежели рамками, открывающими новые возможности.

Мы же хотим, чтобы СМП предоставил скорее благодатную почву для развития, нежели рассматривался как сдерживающий инструмент. Сеть улиц и общественных пространств призвана упорядочить организацию полуприватных и приватных зон. Ее рисунок должен стать более ясным и связанным для того, чтобы облегчить ориентацию в том хаосе, который царит сейчас во множестве районов Перми. Периметр кварталов обретает четкость, и эта четкость, так сказать, имеет «двойное дно» — она, в первую очередь, призвана не ограничивать, а стимулировать активность. В определенных рамках объемы зданий могут быть свободными, архитектурная форма оценивается исходя из профессиональных, а не идеологических критериев. Мы не рассуждаем в русле оппозиции модернизм-постмодернизм, скорее мы рассуждаем в рамках исторических парадигм: аграрный город, индустриальный город, постиндустриальный город, информационный и глобальный город. Город должен быть комфортным, зеленым, экологически чистым пространством, где промышленность и «индустрия знаний» развиваются рука об руку с культурой и экономикой социальной сферы.

ПР В советское время все люди жили в многоквартирных домах. Теперь же они имеют возможность поселиться в собственных коттеджах. Почему в мастер-плане под них не предусмотрена земля?

КК_Это не правда. Тут в СМП все достаточно четко. Мы рассматриваем эту придирку как часть спланированной кампании по дискредитации СМП, чтобы в конечном итоге он не был реализован.

Для индивидуальной малоэтажной застройки СМП предусматривает обширные пространства как в пределах Перми, так ив ее городах-спутниках. В регламентах нового строительства для центральных районов предусмотрены дома с отдельным входом с улицы. В таких пилотных проектах, как застройка квартала 179 [2], предусматривается возведение сблокированных вилл; новые районы, например «Ива» [3], способны вместить множество домов малой этажности; города-спутники предоставляют прекрасные возможности для строительства индивидуальных и блокированных домов. Вдоль правого берега Камы можно создавать живописную пригородную застройку. Можно сказать, что мы зарезервировали больше земель для индивидуальных домов, чем их в состоянии переварить рынок.

ПР Российское общество формировалось в условиях жестких ограничений на строительство, когда планировочные инициативы исходили сверху и не учитывали реальных нужд людей. Теперь же люди пестуют собственную личную свободу — свободу водить автомобиль, жить в своем доме. Мастер-план же предлагает им опять пересесть на общественный транспорт, забыть мечту о частном доме. Насколько это оправданно?

КК Повторюсь, никто не заставляет людей жить в квартирах. Также никто не заставляет их отказаться от автомашин. Но, как и в любой развитой стране, город размеров Перми нуждается в высококачественном общественном транспорте, который мог бы конкурировать с частными автомобилями, а также нуждается в ограничениях автомобильного движения в центре, чтобы избежать заторов, проблем с парковкой и высоким загрязнением окружающей среды. К тому же, контур красных зон, который мы вводим для Перми, призван ограничить излишнее растекание городской ткани, провоцирующее увеличение транспортных потоков. Принцип красных зон также дает возможность плотнее сосредоточить потенциальных пассажиров общественного транспорта и, следовательно, обеспечить эффективную загрузку его линий.

 ПР Но может ли архитектура оставаться равнодушной к воле народа?

КК Архитектура — да, но городское планирование — нет. Оно является коллективным действием, в котором устанавливаются взаимосвязи между разными слоями общества, оно имеет дело с такими категориями, как свобода и контроль. В демократическом обществе каждому должна даваться максимальная степень свободы, жестко контролировать надо только то, что действительно необходимо для обеспечения и поддержания качества среды в долгосрочной перспективе.

Один из стереотипов, который Пермь должна преодолеть как можно скорее, заключается во мнении, что не надо рационализировать использование земли и других ресурсов, поскольку в России их очень много итак. Это ошибка — наоборот, ресурсы следует использовать ответственно. Не надо забывать о будущих поколениях, они тоже имеют права.

ПР Решает ли транспортную проблему концепция «продольных и поперечных связей», предложенная в СМП?

КК_Эта концепция связана не только с транспортом. Она направлена на решение сразу нескольких задач — таких как создание четкой урбанистической ткани, ясной пространственной структуры, упрощение ориентации, придания улицам характера многофункциональных общественных пространств и т. д. Для всего этого нужна целостная улично-дорожная сеть: «продольные и поперечные связи», улицы, дороги по краям оврагов и долин. Не знаю, заметили ли вы, но в СМП постоянно используется слово «улица», а не «дорога», что позволяет лучше отразить ожидаемый характер пространства. Подобный подход гораздо шире создания транспортных связей и обеспечения определенной пропускной способности.

ПР Жители небольших поселений вокруг Перми, то есть вне установленных вашим мастер-планом «красных зон», чувствуют себя отрезанными от города. Могут ли они переехать в Пермь?

КК Во-первых, они не ощущают себя отрезанными — местные планировщики приписывают им эти ощущения. После создания хорошей дорожной и транспортной системы любой человек сможет быстро перемещаться из одного уголка агломерации в другой. Для этого-то мы и хотим избежать нового строительства вне «красных зон». В противном случае постоянные заторы и отсутствие нужного уровня загрузки общественного транспорта приведут как раз к тому, что город станет труднодоступным.

ПР Нужно ли менять какие-то нормы и другие правовые документы, чтобы реализовать этот проект?

КК Я бы сказал и да, и нет. СМП целиком разработан в соответствии с российскими нормами, в первую очередь теми, которые касаются здоровья и безопасности. Я имею в виду нормы инсоляции и противопожарные нормы.

В то же время, как вы знаете, градостроительные нормы в России постулированы в соответствующем СНиПе. В целом этот СНиП устарел. Он основан на микрорайонной модели и социалистической системе землепользования без частной собственности на землю. Однако только часть норм имеет сейчас законную силу. Это именно те нормы, которые касаются безопасности и здоровья. Все остальные подобной силы не имеют. Они не обязательны, однако же используются просто из-за отсутствия других государственных норм. Подготовка новых норм и техрегламентов — задача чрезвычайной неотложности. Это может быть также сделано на региональном или местном уровне.

Помимо этого минимальные изменения требуются в Правилах землепользования и застройки. Туда надо внести параметр высотности, а также некоторые дополнительные регламенты подзон.

ПР Насколько ваш проект реалистичен? Не имеем ли мы дело с утопией? Кто за все это будет платить? Не уйдут ли инвесторы в другие города, где строить проще и дешевле? Каким образом можно предотвратить такой отток?

КК СМП — не утопия. Это программа, которая работает на многих уровнях, включая такие, как покраска выделенных автобусных и трамвайных линий, создаваемых для ускорения движения общественного транспорта, или приобщение школьников к процессу очистки долин малых рек и превращения их в ухоженные парки. СМП — это стратегия на нескольких уровнях: региональном, уровнях большого и малого масштаба. Она охватывает и определенные инструменты планирования, и проекты зданий, и вопросы управления и обучения. Постепенно она может быть воплощена в жизнь. У СМП нет бюджета, его можно реализовывать как повсеместно, так и точечно -в определенных местах. Мы полагаем, что принцип консолидации застройки способен оздоровить земельный рынок, а также рынок недвижимости. Нынешняя вседозволенность создает ложную соревновательность, что вредит рынку в долгосрочной перспективе. Между возможностью и необходимостью надо установить более строгий баланс.

ПР Какова роль стратегии приоритетов?

 КК_ Это важная часть мастер-плана. Для успешного воплощения в жизнь СМП очень важно как можно скорее показать на примере пилотных проектов, чего же мы все-таки хотим: появление вещей в натуре поможет нам получить поддержку населения. Подобные проекты помогут создать смычку между концептуальным видением или градостроительным документом и состоянием реальных пространств.

Как сделать это — само по себе предмет особой стратегии. Она по многом отличается от других стратегий мастер-плана. Она не устанавливает тех или иных пространственных параметров или базовых принципов, зато предлагает метод структурирования и продвижения процесса принятия решений.

Мы стремимся, с одной стороны, создать и сохранить качественную среду для будущих поколений, а с другой — как можно скорее запустить и реализовать отдельные особо важные проекты. Установить приоритеты — это также признать ограниченность финансовых и прочих ресурсов. Это также стремиться к консенсусу между различными стейкхолдерами.

ПР Так чего же нам ждать в ближайшей перспективе?

КК Если говорить в целом, то надо как можно быстрее воплотить в жизнь качественные проекты жилья и общественных пространств. Если же говорить конкретно, то я выделил бы застройку территории нынешней психиатрической больницы, парк на городской набережной, реконструкцию и расширение Театра оперы и балета, реконструкцию Речного вокзала под музей PERMM, реконструкцию станции Пермь II и, возможно, создание университетского кампуса. Также очень важно создать новые проектные мастерские, организовать наблюдательный и экспертный советы, которые могли бы наладить экспертизу и контроль качества строительства в Перми.

Интервью взял Барт Голдхоорн


[1] Проект планировки центральной части Берлина

[2] Участок в самом центре Перми, ограниченный Комсомольским проспектом, улицами Успенского, Куйбышева и Революции.

[3] Район в восточной части Перми между городским центром и районом Мотовилиха.

Статья опубликована в журнале «Проект Россия / Пермь» № 56 от 1 апреля  2010

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s


%d такие блоггеры, как: