Archive for the ‘ОТТЕПЕЛЬ: повторение пройденного’ Category

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРОФЕССОРУ ПГТУ АЛЕКСЕЮ ЦАПЛИНУ ОТ ИЗБИРАТЕЛЯ СВЕРДЛОВСКОГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ОКРУГА № 140

Ноябрь 2, 2010

Уважаемый профессор!

C интересом прочитал Вашу статью «Похмелкин фальшивит. Вы что, не слышите?» («Звезда», 16.12.99). Решил вступить с Вами в дискуссию. Еще со времени учебы в институте помню Вас как одного из умнейших преподавателей, и поэтому Ваше мнение для меня значимо. Вот только оно в корне расходится с моим пониманием экономических законов и процессов. Как экономиста меня особо задела Ваша явно негативная оценка либерального, то есть рыночного, пути развития экономики нашей страны.

Во времена социализма я учился в том же институте, что и Вы, и меня так же, как и Вас, воспитывали в духе верховенства оборонного комплекса над всем остальным. Есть машиностроение (в первую очередь «оборонка»), и это основа основ экономики социалистического государства. Есть производство товаров народного потребления — это уже предприятия и люди второго сорта. Все ресурсы направлялись в первую группу предприятий за счет обнищания второй и, самое главное, за счет унизительно казарменного существования всего населения. Вспомните, что иметь машину, гараж было невозможным для Вас на Вашу преподавательскую зарплату. Вспомните, что в этом городе не продавался сыр. Вспомните, что покупать мясо и колбасу ездили в Москву на выходные поездом «Кама».

Сейчас популярно говорить о былом величии. Но скажите, чем в сфере производства мы могли тогда гордиться? Космосом, военной авиацией, может, чем-то еще? Так это потому, что вся страна сидела на голодном пайке, а та же «оборонка» высасывала из нее все соки. Назовите любую отрасль, в которой мы были впереди во времена социализма и сдали эти позиции. В любом случае, это будут отрасли, в которые ранее мы директивным порядком направляли колоссальные средства за счет фактического нищенствования всего населения. Мы выигрывали за счет того, что «вбухивали» туда ресурсов больше, а народу платили меньше. Вот и все наше экономическое чудо!

Я считаю себя патриотом. Патриотом, но не фанатиком. Мне порой кажется, что мы продолжаем жить в мире легенд. Легенд о величии того, чего сами не понимаем или проверить не можем. Может быть, у нас хорошие ракеты, но и «Волга» была замечательной, пока мы «иномарок» не видели. Объясните мне, как можно быть впереди в сфере высоких космических технологий и не иметь возможности произвести ни одного конкурентоспособного товара народного потребления, кроме матрешки. Так вот, в отличие от Вас, начало 90-х годов я считаю не трагедией, а началом выхода из трагедии для нашего народа.

Признаю, не лучшего выхода. Но в чем он не лучший? Вы считаете, что мы идем через «дикий» рынок. Я не вижу не только «дикого», а просто рынка, за исключением рынка потребительских товаров. Единственная сфера, где рынку дали возможность нормально работать, — это товары народного потребления и продовольствие. У Вас есть претензии к снабжению населения продовольствием? Наверное, Вы признаете, что хотя бы с точки зрения отсутствия дефицита «невидимая рука рынка» справляется без всякого государственного вмешательства и почти идеально.

Основная проблема, которая есть, — это доступность цен. Как специалист, постоянно анализирующий ситуацию на продовольственном рынке, уверяю Вас, что цены эти находятся на уровне достаточно оптимальных издержек. Предприятия, работающие в условиях совершенной конкуренции, вынуждены экономить каждую копейку, оптимизировать затраты, чтобы не разориться под воздействием конкурентов. Смею утверждать, что учет и оптимизация затрат в пищевой промышленности и торговле налажены лучше, чем в какой-либо другой сфере, включая «оборонку» и бюджетные учреждения. Так что рынок, который так модно сегодня ругать, справился с потребительским сектором идеально. За пять лет он создал новую инфраструктуру. С конкурентными, скорее искусственно заниженными, ценами. Не верите мне — спросите селянина. Нет, не того, что во времена социализма пьянствовал и разворовывал колхоз, а того, который и тогда, и сегодня вкалывает до ночи на своем огороде. Спросите, дорого или дешево он продает сегодня картофель по 4 рубля за килограмм. Если Вы считаете, что он спекулянт, идите и поспекулируйте рядом с ним. Никто не мешает Вам растить картошку и жиреть от этих доходов. Беда в том, что не разжиреешь, лишь болезни наживешь. Дешево стоит труд, дешево стоит произведенный им товар. И так по любому продовольственному товару.

Проблема не в ценах, проблема в уровнях зарплат. У нас нормальные цены. У нас просто нищенские зарплаты. Давайте разберемся, почему. На территории Пермской области в 2000 году планируется собрать налогов на сумму более 29 млрд рублей. Много это или мало? Достаточно сказать, что это больше, чем все работающее население области получило в виде заработных плат в прошедшем году.

Надо ли что-то еще объяснять? Работают предприятия, на них трудятся люди. Стоят торгаши на Центральном рынке, мерзнут, на них злобится население — богатеют, сволочи! А настоящие деньги делаются не торгашом с замерзшими под носом соплями, не киоскером, торгующим водкой. С точки зрения доступа к кормушке, они ничем от трудяги, вкалывающего на заводе, не отличаются. Деньги сейчас, как и десять лет назад, делаются теми же людьми, в тех же кабинетах и с тем же цинизмом. И виноваты в этом не они. Мы виноваты — те, кто не хочет считать свои собственные деньги, те, кому лень подумать о том, что же на самом деле происходит. Кто не хочет понять, за кого он голосует на выборах, а ожидает лишь нового спектакля в виде компромата. Да даже если весь компромат — правда, то он ничто по сравнению с тем, как хоронится экономика непомерным налогообложением. Ничто по сравнению с нравственными потерями из-за того, что люди вынуждены уклоняться от налогов, так как работать и платить все налоги стало бессмысленно. Мы тоталитарное, военно-полицейское социалистическое государство, по-прежнему перераспределяющее большую часть того, что производим, через государственный бюджет. И поэтому у нас нет будущего.

Тоталитарное потому, что нет демократического контроля за расходованием бюджетных средств. Пройдет время, и мы будем с удивлением узнавать о правовом и судебном беспределе, творившемся в эти годы. Он ничем, по сути, не будет отличаться от беспредела власти периода застоя, только лишь уголовные статьи для инакомыслящих будут звучать по-другому.

Военно-полицейское потому, что половина федерального бюджета тратится на оборону и правоохранительную деятельность. При этом армия и милиция влачат жалкое существование.

Нет рынка. Есть бюджетная, то есть государственная, экономика с рыночными отдушинами в наиболее сложных и наименее доходных отраслях.

Нет рынка. Нет конкуренции. И поэтому экономика будет загнивать, народ нищать, власть богатеть. И даже неважно, сколько власть сворует, важно, сколько она из экономики изымет, законно на себя истратит и неразумно растранжирит.

Модно ругать власть за то, что рынок разрушил государство и экономику. Все требуют укрепления государства. Надо ругать нынешних правителей не за то, что они «дикий» рынок допустили, а за то, что они радикально левые. Они централизовали экономику, обложили ее данью и сидят у этой кормушки. Ничем не отличаются от коммунистов бывших и, тем более, нынешних. Цель у всех была одна. Захватить власть, создать кормушку и сидеть при ней. Неважно, как это назвать — коммунизмом или капитализмом, важно иметь полный контроль, в первую очередь, за финансовыми потоками. После этого можно говорить о необходимости укрепления государства, вертикали власти.

Не может быть одновременно сильного государства и сильной экономики, кто-то должен подмять другого. У нас подмяло государство, и, как результат, нет экономики.

Какие еще данные нужны, чтобы убедиться в этом, если все, что зарабатывается, делится по принципу: меньшая часть — предприятиям на то, чтобы свести концы с концами, большая — государству на потребление. Балансовая прибыль предприятий области после оплаты налога на прибыль в 2000 году составит 10 млрд рублей, а областной бюджет заберет у них 13 млрд и федеральный — 9,5 млрд. Что еще надо доказывать? Кто в этом доме хозяин? Надо понимать, что предприятия недоплатили эти средства в виде зарплат своим работникам. Хотите посчитать, сколько Вам лично недоплатили? И Вы серьезно верите в то, что получили эти же средства из бюджета в виде обеспечения Ваших конституционных гарантий?

Жизнь расставит все на свои места. Вспомните, какая безоблачная жизнь была у членов Политбюро. Им даже завидовать было невозможно. Кто были мы и кто они? Небо и земля. Боги и плебеи. И что с ними стало? Кто сегодня им позавидует? Гордятся ли ими их внуки? Так же будет и с нынешними. Не надо им завидовать. Хотелось бы, чтобы и они это поняли при жизни.

Можно ругать Гайдара, но не выплеснуть бы с водой ребенка. А детеныш этот — рыночная экономика, в которой живет и трудится весь цивилизованный мир. И если в силу жадности и стремления наших политиков нахапать мы живем бедно, так это не проблема «либеральной» идеи, а неумение и нежелание ее понять.

«Звезда», 25 декабря 1999 г.

СОВЕТЫ ПОСТОРОННЕГО

Ноябрь 2, 2010

Когда-то несколько лет назад после одной из выборных кампаний сделал я для себя некие заметки. Сегодня я решил их опубликовать с небольшими редакционными корректировками. Разумеется, они не заинтересуют профессионалов — выборные технологии за это время ушли далеко вперед. Но я буду рад, если мои наброски уберегут хоть от каких-то ошибок тех, кто сегодня пытается прийти в «большую политику».

Главный совет кандидату

 Убежден, что любой вновь вступающий в борьбу потенциальный политик до конца не знает, для чего ему лично все это надо. Личные амбиции — дело хорошее.

До начала предвыборной кампании следует ответить себе на несколько вопросов.

Готовы ли вы к тому, чтобы ваши личные тайны стали предметом широкого обсуждения?

Готова ли ваша семья узнать об этих тайнах в изложении ваших противников?

Готовы ли вы к тому, чтобы пережить прямую клевету и доставить боль близким, потому что даже они могут начать сомневаться в вашей честности?

Понимаете ли вы, что вас как кандидата, а потом как избранника народа этот народ будет ненавидеть, если вы, конечно, собираетесь хоть что-то делать в его же интересах?

Понимаете ли вы, что оценивать вас будут не по вашим делам?

Основное, что надо решить для себя окончательно: какую цену ты готов заплатить за депутатский мандат. Бросьте на одну чашу весов свое желание быть избранным, а на другую — высокую вероятность купания в дерьме. Очень полезно в тренировочном плане посмотреть программу Доренко и поставить себя на место Лужкова, Примакова, Скуратова.

Но и это еще не все «прелести» политики… Не думай, что после избрания тебя будут уважать. Увы, но гордиться будет нечем — в одиночку ничего не исправишь. А отвечать будешь за общие ошибки. И в том, что страна валится в пропасть, будет уже и твоя вина. Об этом когда-нибудь напомнят вашему сыну или внуку, даже если пока их у вас и нет. Как вы думаете, через десять лет внуки нынешнего Президента будут гордиться своим дедом? Ах, вы исключение! Ну-ну.

Никто не может дать универсальный совет о том, как победить на выборах. Я могу дать совет о том, как не проиграть на выборах. И это уже много. Единственный надежный способ не проиграть на выборах — это в них не участвовать. Хотя, в общем, кто-то должен нести и этот крест…

Советы руководителю предвыборной кампании

 Никогда не работайте с кандидатами из своего близкого окружения, если отношения с этими людьми для вас дороги или значимы. В случае вашей общей победы — это будет победа вашего кандидата. С этого момента он начнет ревностно к вам относиться: не претендуете ли вы на часть его успеха. Исключения бывают, но они редки. В случае же проигрыша в его глазах это будет именно ваш проигрыш, который он вам никогда не простит. Вы несете ответственность за исход выборов. Вы и только вы отвечаете за их результат. Если ваш кандидат в чем-то слаб, то именно вы должны были это понять еще на старте, исправить или не браться за эту работу вообще.

Помните, что все личные негативные последствия кампании, в том числе вызванные вашим решением, навсегда останутся в памяти кандидата и его семьи. Ему с этим идти дальше по жизни. Так что при любом исходе выборов вы потеряете больше, чем приобретете. По этой причине лучше работать только с людьми, не связанными с вами по жизни или по работе, и только за деньги, понимая при этом, что вы легко расстанетесь со своим кандидатом сразу после выборов. Или же вы работаете, когда просто нет другого выхода.

Итак, вы приняли решение и взвалили на себя груз ответственности за организацию и проведение избирательной кампании. Теперь вам надо решить всего две задачи — сделать вашего кандидата узнаваемым и создать ему позитивный образ.

Узнаваемость — задача сложная. Каждый начинающий амбициозный политик убежден, что «народ его знает». На самом деле народу наплевать на всех политиков, в том числе на вашего. Высшая оценка вашей работы по узнаваемости — если о вашем кандидате начнут говорить в курилках на работе и дома на кухне. Ищите тему!

Позитивный образ и настроение проголосовать «за» — дело достаточно тонкое. Общественное мнение подобно маятнику — и это очень похоже на правду. Важно понять законы этого колебания. К выборам — не раньше, не позже — маятник должен быть на стороне вашего кандидата. Уже завтра он может качнуться в другую сторону. Но это уже не страшно. А вот если же в день выборов он на стороне конкурента, — можете сколько угодно себя утешать, что это случайность или несправедливость.

Постарайтесь понять, на какого избирателя вы делаете ставку. Это дается анализом состава избирательного округа и результатами явки отдельных категорий на предыдущие выборы. Ставка на молодежь, как правило, бессмысленна, они не голосуют. Голосуют пенсионеры. В нашем государстве политиков избирают пенсионеры.

Особую опасность представляют закрытые избирательные участки: военные училища, следственные изоляторы, госпитали, больницы и т. п. Стопроцентная явка и непредсказуемое влияние администрации. Где-то первое лицо призвало голосовать «за», и все так и сделали, а где-то протестное голосование — все в ответ проголосовали «против».

Внимательно слушайте всю критику в свой адрес и не паникуйте. Нет гарантированных предвыборных шагов, все может повернуться на 180 градусов: негатив — в известность, позитив — в скуку. Слушайте критику, следите за опросами общественного мнения и старайтесь не совершать грубых ошибок. Пытайтесь понять массового избирателя. Попробуйте взглянуть на все события его глазами. Помощники в этом — социологический опрос и реакция избирателей на вашего кандидата при личных встречах. Очень важно, чтобы, уходя со встреч, вы чувствовали, что ваши собеседники стали вашими союзниками. Если этого понимания не произошло — значит, это не ваш избиратель. И необходимо либо менять тактику, либо делать ставку на другой социальный слой, либо сходить с дистанции.

Вы выбрали социальный слой, на который вы делаете ставку, определили, что хотите вложить им в голову о своем кандидате. Осталось решить, как это сделать. Это каналы доведения информации, к каковым относятся пресса, радио, телевидение, почтовая рассылка, наглядная агитация, личные встречи, телефонные звонки, акции «от двери к двери»: каждый из каналов имеет свою аудиторию, свои плюсы и минусы.

Поговорим о средствах массовой информации. При работе с ними следует понимать, что каждое из них отличается от другого, в первую очередь, тем, кто является их читателем, слушателем или зрителем.

Для выборов нужна «тяжелая артиллерия». Пресса, которая рассчитана на наиболее массовый слой ваших избирателей, как правило, пенсионеров. Важен либо высокий тираж, либо значимость. Уважаемые газеты проходят через несколько рук, их читают целыми коллективами на работе, потом еще и домой забирают.

Следует учитывать, что популярность газеты — это не тираж, указанный на обороте.

И еще. Самое главное в работе со СМИ — никогда не обижайтесь на журналистов, даже за клевету. Каждый зарабатывает на жизнь, как может. Для журналистов-негативистов это способ существования, хлеб насущный. Если обидно, что про вас пишется откровенная чушь, успокойте себя тем, что будь журналист поумнее, он написал бы этот же материал более профессионально и более сильно. А вообще, про каждого человека есть что написать плохого. Так пусть уж лучше пишут плохо о плохом, чем хорошо о плохом. Если вас ненавидят, любить вы себя все равно не заставите. Да и за что вас любить? Вы же баллотируетесь на выборах! И еще. Всегда приятно читать о себе плохое в газете с высокими расценками, малым тиражом и значительным возвратом этого тиража из продажи. Это значит, что ваши конкуренты в очередной раз неэффективно потратили свои деньги.

Вопросы безопасности. Лишь несколько тривиальных советов. Служебные совещания проводите в помещениях, куда ограничен допуск посторонних. Средства подслушивания так называемого негласного слухового контроля настолько дешевы и эффективны, что достаточно нескольких секунд для установки микрофона в вашем помещении.

Избегайте помощи неизвестных вам добровольцев. Навредить они могут более эффективно, чем принести пользы.

Строго соблюдайте законы. Один завалявшийся или подброшенный патрон от мелкокалиберной винтовки может стать основанием для проведения всего оставшегося до выборов времени в следственном изоляторе, где, кстати, вы имеете право проголосовать за кандидата по ленинскому избирательному округу вне зависимости от своей прописки.

Аналогично и по любым видам наркотиков. Не надейтесь на лояльность или нейтралитет государственных органов, в том числе и органов правопорядка. Вы вступили в игру, в которой они могут играть не на вашей стороне. В этом случае игра принимает особую опасность и жесткость. Надо четко осознавать, что правового государства у нас не существует. Все, или почти все, продажно или кем-то контролируемо. Вся ваша надежда на неуправляемость государственных органов. Команда, данная сверху, либо исполняется спустя рукава, либо не исполняется вообще. Это единственная ваша гарантия от правового беспредела.

И последнее. Возможно, кому-то кажется, что главное — победить на выборах, и все проблемы позади. Увы, это только первый этап, за которым идут следующие, со своими более сложными правилами игры.

«Звезда», 18 ноября 1999 г.

ГУД БАЙ, АМЕРИКА

Ноябрь 2, 2010

 У нас не принято уважительно относиться к сильным и богатым. У нас не принято уважительно относиться к чужому опыту. Но все же мыслями, которые пришли во время посещения региональных законодательных органов США, я хочу поделиться. Речь не идет об описании готовой модели. Просто, когда знакомишься с чем-то новым, а голова продолжает думать о своих проблемах, возникает новый взгляд на эти проблемы, а варианты их решения начинают систематизироваться.

Объем полномочий центра и штатов

В чем принципиальные различия распределения полномочий между уровнями власти в США и России? Штат в США — это фактически государство в государстве.

Законодательство США развивалось исходя из этого, пятьдесят независимых штатов (аналоги наших областей) поручили федеральной власти исполнять 19 функций. К ним относятся: оборона, взаимоотношения с другими государствами, торговые взаимоотношения между штатами и т. д. Для обеспечения своих функций федеральные органы власти вправе взимать федеральные налоги. А вот какие налоги взимают штаты на своей территории, решают сами штаты в лице своих законодательных органов власти. Федерация не в праве вмешиваться в этот процесс. Права определяют и ответственность. Сам решил взимать налоги, сам их собрал, сам израсходовал. Не на кого сваливать ответственность за нищету в школах, плохое качество дорог и т. д. Неэкономно расходуешь средства налогоплательщиков и вынужден из-за этого поднять уровень налогов — жди, что предприятия перенесут свою деятельность на территорию других штатов и окажешься без рабочих мест и налогов. Идет жесткая конкуренция между штатами за тех, кто работает и приносит блага обществу.

У нас все по-другому. Федерация делегирует свои полномочия регионам. Регионам позволено только то, что разрешено Федерацией. И не более того. Все, что не оговорено, — является полномочиями Федерации. Провалила Федерация бюджет, набрав долгов и не расплатившись по ним, и без зазрения совести изъяла дополнительные налоги с регионов. Регионы показали пальцем на Федерацию и изъяли деньги у городов-доноров. Все разваливается, а виноватых нет.

Мы боимся самостоятельности регионов. Любую тенденцию к самостоятельности регионов рассматриваем как сепаратизм и угрозу территориальной целостности России. Может, не надо этого бояться? Была бы у нас сильная и разумная центральная власть — слава Богу. Да где ее взять?

Что нам мешает эффективно управлять государством? На чем основывается популярный тезис о необходимости укрепления вертикали власти? Можно хоть на минуту допустить, что основная проблема в неэффективности именно центра, то есть федерального органа власти? Как его укрепить? Безгранично расширяя его функции или значительно и разумно сокращая их?

Может, нам уже стоит выбрать между двумя вариантами? Первый — продолжать загнивать всем вместе, ожидая чудес от руководящей руки Москвы. Второй — дать возможность регионам самим решать свою экономическую судьбу, существенно перераспределив в их пользу бюджетные потоки (если еще не поздно). Может, хоть кто-то начнет выживать?

В цивилизованном обществе можно долго выбирать между федерацией и конфедерацией. И то, и другое имеет свои плюсы. В нашей ситуации и федерация, и конфедерация страшны и опасны. С одной стороны, возможность межрегиональных конфликтов. С другой умирание экономики в результате неэффективного централизованного управления и непомерных общегосударственных расходов. И если в сфере политики можно еще обсуждать вопрос о плюсах и минусах конфедерации, то в сфере экономики централизация смертельно опасна.

Вывод: не стоит полностью отбрасывать возможность конфедеративного устройства России. Кроме популистских тезисов о возможном «развале страны», эту идею еще никто серьезно не опроверг. Может, кто-то попробует?

Значимость законодательной власти штатов

Во время посещений законодательных органов штатов, то есть аналогов нашего областного Законодательного Собрания, удивляют скорее детали. Капитолий штата, выстроенный сто лет назад, с портретом первого спикера палаты, избранного в 1681 году. Многочисленные экскурсии в залы сената и конгресса школьников и студентов. Им прививают уважение к Закону. Поющий на ступеньках Капитолия детский хор.

В России достаточно спокойное, если не негативное, отношение к законодателям. Мало кто задумывается над тем, зачем они вообще нужны. Совсем иная ситуация в США.

Все понимают, что законодатели — это те, кто тратит деньги, поступившие в казну в виде налогов. То есть деньги, принадлежащие всему обществу, а значит, — каждому его члену. Эти деньги могут быть израсходованы рационально, тогда в чем-то жизнь станет лучше. Но они могут быть и просто растранжирены.

У нас отношение к бюджету покрыто всеобщим убеждением в том, что в нем всегда нет денег. А так ли это? Может быть, они просто нерационально расходуются? Если нет денег, то почему безбедно живет исполнительная власть всех уровней? Если есть деньги, то почему нищенствуют врачи и учителя? За все это отвечают законодатели. Это они определяют, куда и какие деньги должны быть потрачены. Это они контролируют правильность их расходования исполнительной властью. Это они определяют, какой процент люди и фирмы должны выплатить в виде налогов. От их квалификации зависит многое в развитии экономики страны или региона.  

Процедура принятия решений

Процедурные вопросы крайне важны. О них скучно говорить, внешне их значимость кажется несущественной. Но благодаря им выигрываются или проигрываются сражения на поле законотворчества. Как предлагаются вопросы, в какой последовательности, как голосуются — от этого зависит многое, порой все.Общий принцип голосования в Законодательном Собрании предполагает, что все вопросы рассматриваются в нескольких режимах. Тайное голосование (бюллетенями в урны) осуществляется, как правило, при решении кадровых вопросов. Например, выборы спикера и его заместителя, руководителя контрольно-счетной палаты.

Конечно, в механизме принятия решений есть и процедура поименного голосования, при которой фиксируется, как проголосовал тот или иной депутат. Для голосования по этой схеме необходимо, чтобы более одной трети присутствующих депутатов поддержали предложение о поименном голосовании. Такую поддержку получить достаточно нелегко, так как мало кто желает придавать гласности свою позицию по значимым вопросам. Почему?

Следует учитывать, что объем предлагаемых депутатам к рассмотрению нормативных актов огромен. Достаточно сложно, а скорее невозможно ознакомиться, а тем более внимательно изучить все документы. Легко нажать кнопку при голосовании, сложнее нести ответственность за принимаемые решения. Но честнее было бы, если депутат, не разобравшись в каком-либо вопросе, воздержался при голосовании. Происходит иначе. Депутаты порой чересчур в этих вопросах доверяют исполнительной власти и голосуют «за». А если тот или иной вопрос «не проходит», достаточно часто сразу же проводится повторное голосование. И, как правило, принимается позитивное решение. Что изменилось за несколько секунд или минут? Позиция нескольких депутатов? Откуда появляется столь сильное желание принять то или иное решение?

Вне зависимости от внутренних мотивов голосования, депутаты должны нести ответственность за принимаемые ими решения. Это возможно лишь при поименном голосовании всех вопросов. Подойдут сроки новых выборов, и все без исключения депутаты будут бить себя кулаком в грудь, объясняя, как они защищали интересы своих избирателей. Гораздо честнее будет просто показать, как ты голосовал за тот или иной вопрос. Например, за введение пятипроцентного налога с продаж или выделение средств на строительство комбината детского питания и гостиницу администрации области.

У них, проклятых капиталистов, все просто. Все вопросы голосуются поименно. И это закреплено в Конституции штата. Законодатель встал и сказал «да» или «нет». И его решение занесли в протокол. Все знают, как он проголосовал по любому вопросу за весь период его полномочий. Нет боязни и дрожащих коленок перед исполнительной властью. И вряд ли та исполнительная власть, в случае принятия нежелательного для нее решения, решится на какую-либо ответную реакцию в отношении личности депутата. А если решится, то это будет, наверное, последней ее реакцией. Так будет и у нас. Рано или поздно.

Не отношусь к тем, кто считает, что все, что делается у нас, — делается плохо, а все, что «у них», — безупречно. Это далеко не так. Мы — великий народ со своей историей. И это за рубежом понимают порой лучше, чем мы сами. К сожалению, сегодня нам тяжело. Очень тяжело. Но мы обязательно «прорвемся», и тогда уже у нас будут учиться и экономике, и демократии. А сегодня учиться надо нам. Учиться никогда не поздно и не обидно.

Вашингтон — Аннаполис — Сакраменто.

«Новый компаньон», 11 мая 1999 г.

 

 

МОЖЕШЬ НЕ ТРАТИТЬ? НЕ ТРАТЬ!

Ноябрь 2, 2010

В процессе формирования бюджета администрация должна четко сказать депутатам: нам нужно столько-то денег на содержание всего областного «хозяйства». Но проблема заключается в том, что она же сама должна эти деньги и собрать. Отсюда позиция исполнительной власти — не надо делать слишком напряженный бюджет.

Руководители департаментов областной администрации постоянно обращаются к законодателям: «Мы влачим жалкое существование, у нас все разваливается». Так какие проблемы? Просите при утверждении бюджета большую сумму. Но этого не происходит.

В итоге получается странная ситуация. Есть бюджет 1998 года. Никто не считает, что он был суперблагополучным, что у нас не было проблем в просвещении, здравоохранении, культуре. Но на рубеже утверждения бюджета нового года департаменты не бьются за его сколько-нибудь значительное повышение. Потому что, как только эта битва начинается, они входят в противоречие с другими направлениями и ведомствами администрации, отвечающими за сбор налогов. Такова сама логика формирования бюджета.

Я как законодатель оказываюсь перед проблемой — какую позицию занять? И кажется, она сегодня уже формируется. По тем направлениям, ситуация с которыми очевидна (это здравоохранение, правоохранительные органы, образование), не буду вникать в подробности. Буду задавать один вопрос: при заявленном уровне финансирования что вы нам гарантируете? Причем конкретно, по пунктам. И что именно не будет обеспечено, на что не хватит средств? Мы голосуем и — вперед, трудитесь. Но в любом случае, если обещания не будут выполнены, должно последовать наказание.

Ко всем остальным направлениям, которые не являются приоритетными, подход должен быть принципиально иным. То есть, если можно не тратить деньги, значит, и не надо.

При этом исключение должны составлять те статьи расходов, которые выводят нашу область в перспективе на какую-то новую ступень. Это может быть в любой сфере. К примеру, есть у нас знаменитое хореографическое училище (если об этом еще можно говорить в настоящем времени).

Мы допускаем, что благодаря этому область имела выгоду, в том числе и экономическую? Ведь Пермь знала вся страна. Это наша «жемчужинка» в сфере культуры. Есть такие же «жемчужины» в других сферах? Вот их и будем финансировать.

У меня сложные отношения с нефтяниками, так получается, что часто вставляю им палки в колеса. Но я честно признаю, что нефтедобывающая отрасль — одна из «жемчужинок» нашей области. Понятно, что ее требуется «доить», но надо и лелеять. Наверное, в сфере промышленности можно найти еще что-то подобное. Часть средств должна идти на создание конкретных, четко видимых «оазисов». Пока такая поддержка представляла собою нечто малопотребное, деньги просто транжирились непонятно куда. По крайней мере не видно тех «цветов», которые взросли бы на бюджетной почве.

Хотя скажу, может быть, непопулярную вещь: у нас мощнейший птицепром, в который порой необоснованно вбухивали гигантские деньги. Но сегодня он сохранился. И это — реальная наша карта. Потому что большинство птицефабрик в других регионах ныне просто умерли. Нам надо посмотреть, как этот козырь сохранить.

Итак, мы посмотрели социально значимые направления, а также то, что есть на перспективу. Сказали, что есть текущие расходы, в том числе на госуправление. Это — «под нож», максимально сокращая. Именно такой подход, на мой взгляд, должен быть к формированию бюджета.

Что касается доходной части бюджета, то эта задачка посложней. Мы должны создать такие условия, чтобы руководитель предприятия сначала платил налоги в городской и областной бюджеты, а затем уже в федеральный. Технологические схемы есть. Просто каждый должен знать: если не платить налоги в федеральный бюджет, по головке не погладят. Но если не платить в местные бюджеты, трепать будут крепко. Не говорю, правильно это или неправильно. Просто это моя обязанность как депутата — защищать интересы областного бюджета.

Следующая задача: мы доработались до того, что в бюджет реальных денег поступает крайне мало. Надо признать раз и навсегда, что взаимозачеты и вексельные операции — страшное зло. Если считать, сколько средств на самом деле поступает в бюджеты разного уровня за счет такого рода суррогатов, то весь объем взаимозачетов и векселей надо смело умножать примерно на 0,5. Это и будет денежная составляющая. Остальное распыляется по цепочке посредников.

Давным-давно взаимозачет превратился из механизма вытаскивания «живых» денег в механизм дисконтирования. Сегодня уже только ленивый платит налоги деньгами. Такого не должно быть. Страшно то, что кто-то платит, а кто-то нет. И именно это вынуждает всех искать обходные маневры. Потому что возможность не платить — это конкурентное преимущество. Такую ситуацию надо ломать. Я противник всех видов взаимозачетов. Позиция и городской, и областной администраций, которые считают, что исполнение бюджета без взаимозачетов невозможно, не совсем корректна. Не призываю сегодня разом отменить взаимозачеты. Но это должно быть сделано в максимально короткие сроки. От этого выиграют все плательщики, проиграют лишь структуры, которые зарабатывают исключительно на этих операциях.

В формировании доходной части бюджета есть еще один очень важный момент. Это поступление акцизов со спиртоводочной продукции. Та территория, на которой производится водка, может иметь супердоходы. К чести областной администрации и вице-губернатора Вадима Чебыкина, в этой сфере наметились положительные перемены. Всегда приятно видеть, когда кто-либо берется за решение проблемы и появляется реальный результат.

Если АО «Пермалко» в последние годы было загружено лишь на 30%, то сейчас предприятие лихорадочно вводит в эксплуатацию линии, которые не действовали 2-3 года. Потребители стоят в очереди за продукцией. Последнее, конечно, плохо. Это значит, что производитель просто не умеет наладить работу. Но спрос-то на товар есть, и большой. И деньги в бюджет пошли.

Такая «мелочь», как введение собственной акцизной марки, очень наглядно продемонстрировала истинное положение дел. Сколько же водки продавалось и сколько же мы теряли, если с каждой бутылки, завезенной на территорию области, поставщики зарабатывали в среднем 6 рублей?

Ясно, что проблема эта еще не решена окончательно, и по этому поводу вполне возможна большая драка. Заинтересованные лица наверняка будут пытаться отменить неудобные нормативные акты. Не секрет, что введение подобного акциза находится, мягко говоря, на грани законности, и юристам есть над чем поработать. При огромном желании этот документ можно аннулировать. Но я хотел бы посмотреть на того человека, который будет инициатором отмены. Кто восстановит юридическую объективность, в результате которой бюджет перестанет получать «живые» деньги?

Можно назвать еще одну статью дохода, с которой надо работать очень осторожно. Это касается все тех же нефтяников. Понятно, что когда на территории области есть структуры крупнейшей в России нефтяной компании, она в состоянии создать такую схему внутреннего регулирования цен, чтобы основная прибыль оседала не на территории области. Было бы интересно посмотреть, как рост объемов производства в нефтяных компаниях сказывается на динамике роста уплаты ими налогов. Хотя в принципе к нефтяной отрасли надо относиться, как к курице, которая несет золотые яйца. Ее ни в коем случае нельзя резать, но имеет смысл смотреть, чтобы эти яйца не скатывались в чужую корзину. Это важная и очень тонкая игра, этим должны заниматься специалисты. В том, что такая проблема на самом деле существует, я убежден.

Возможно, мои выводы могут показаться не совсем корректными. Но предстоящее утверждение бюджета для меня как депутата — первый опыт. Так или нет на самом деле обстоят дела, жизнь покажет.

«Новый компаньон», 1 декабря 1998 г.